Книга ледникового периода - Авеста

Считается, что возраст нашей цивилизации не превышает двенадцать тысячелетий. Однако есть одна ставящая всех ученых и историков в тупик древняя книга – Авеста, в которой с подробностями описано наступление тридцать тысяч лет назад Ледникового периода.

Это, скорее всего, самая древняя и, безусловно, самая удивительная книга среди всех священных книг. Это – написанная зороастрийцами священная книга Авеста. За пять веков до наступления нашей эры, во времена правления персидского царя Кира, язык, на котором сложены песни и стихи Авесты (авестийский) был уже давно забыт, его древность для того времени можно сравнить с современным состоянием древнегреческого или латыни. Их смысл могли понять только зороастрийские жрецы, которые тексты Авесты учили наизусть веками и поколениями. Именно они впервые записали перееденные стихи из этой книги по указу царя Кира. И в них говорилось о ледниковой катастрофе, которая была очень странной и изменила в корне жизнь того древнего народа. В каждой религии и всех священных книгах, эта катастрофа упоминается редко, в Авесте же она описана достаточно четко.

Сегодня тексты Авесты доступны для изучения и широко известны, но мало кто стремиться воспринять всерьез изложенные в ней сведения. Поскольку разумным по заверениям учебников человек стал всего тысяч двенадцать лет назад, тогда как события, которые описывает эта книга, произошли за двадцать тысяч лет то этого.

Можно ли поверить в том, что во времена палеолита уже существовали разумные люди? Такие, которые, как и мы, надеялись на будущее, заботились о детях и близких, любили и смеялись? Такие, которые за много тысячелетий до нас уже верили в своих богов, писали законы, строили города и шили одежду? Кажется все это абсолютно невероятным.

Однако, многочисленные факты и подробности говорят в пользу того, что Авеста – это не просто удивительная сказка, это реальное повествование, причем повествование человека разумного и думающего. Конечно, доля сказки в ней, наверняка, присутствует, однако история, изложенная в Авесте, значительно больше похожа на летопись, поскольку изобилует множеством деталей, которые проходили в тысячелетний период.